Россия троекратный победитель всемирных игр

акита (япония )2001, дуйсбург (германия) 2005, гаосюн (тайвань) 2009

+7 (495) 725-45-45

+7 (926) 790-13-42

Москва,Лужнецкая набережная 8

 Олимпийский комитет России, офис 140


СОЮЗ НАЦИОНАЛЬНЫХ И НЕОЛИМПИЙСКИХ ВИДОВ СПОРТА РОССИИ

ХОТЕЛОСЬ БЫ НАШИХ, ИСКОННО РУССКИХ ПОБЕД

Александр Иваницкий: Интервью перед отъездом в Сочи

Знаменитый советский спортсмен, борец вольного стиля, олимпийский чемпион летней Олимпиады в Токио 1964 года, четырехкратный чемпион мира А.В. Иваницкий перед отъездом в Сочи в составе группы олимпийцев делится своими размышлениями о предстоящей Олимпиаде. Иваницкому знакомо предолимпийское волнение с тех времен, когда сам готовился к борцовским схваткам и когда комментировал спортивные состязания, будучи телерадиожурналистом.

ВОПРОС. Александр Владимирович, этот год у вас насыщен событиями – поездка на Олимпиаду, 50-летие вашей олимпийской победы, в декабре отмечаете

75-летие. Только что отметили 70-летие прорыва Ленинградской блокады, а вы из чис­-ла блокадников. Вам есть что вспомнить, сравнить, проанализировать.

ОТВЕТ. Ничего бы не было, если бы нас с братом не вывезли из блокадного Ленинграда 23 января 1942 года. В 15.30. Мы были опухшими от голода, не могли ходить. Нас спасла Дорога жизни. Для меня блокада закончилась на два года раньше, чем для всех ленинградцев.

ВОПРОС. А потом?

ОТВЕТ. Возвращение в Ленинград, школа, дворовые игры, спортивная секция, первые турниры.   

ВОПРОС. Вы знаете, что такое подготовка к Олимпиаде, – сами через это прошли. На московской Олимпиаде 1980 года были спортивным тележурналистом и хорошо осведомлены об ее подготовке.

ОТВЕТ. Не только осведомлен. Я был главным редактором медиаредакции спорта Гостелерадио СССР и являлся ответственным за подготовку международной телевизионной картинки для всей планеты.

ВОПРОС. Московская Олимпиада широко освещалась и имела большой международный резонанс.

ОТВЕТ. Безусловно.

ВОПРОС. Запад тогда был настроен негативно к нашей Олимпиаде и сейчас много претензий у Запада к России. Ощущается ли напряженность в преддверии сочинской Олимпиады?

ОТВЕТ. У меня тревожные ожидания. Запад не хотел, чтобы Олимпиада состоялась в России, в Сочи, и чтобы она была успешной. Может быть, даже Майдан украинский неслучайно разгорелся с таким жутким накалом именно в ее преддверии.

Кроме того, 7 февраля, в день открытия сочинской Олимпиады, в Америке наступает особая дата – может быть объявлен технический дефолт, доллар может рухнуть. И это тоже у информированных людей вызывает беспокойство. Не исключаю, что будут заготовлены и другие неприятные сюрпризы. Думаю, что теракты, которые прогремели у нас, в том числе в Волгограде, были лишь предолимпийскими репетициями.

ВОПРОС. Ваш прогноз: как мы выступим?

ОТВЕТ. Этот вопрос для меня сейчас самый главный. Помните, что случилось в канадском Ванкувере на зимней Олимпиаде в 2010 году? Мы заняли там позорное 11-е место. Раньше стабильно входили в первую тройку, а то и первыми были, как в Лиллехаммере (Норвегия) в 1994 году. У нас было 11 золотых медалей. Мы оставили позади Норвегию, Германию, США. В Нагано (Япония, 1998) вошли в первую тройку. А в Турине (Италия, 2006) оказались только на четвертом месте. Потом 11-е. Ванкувер меня просто угнетает.

Что случится в Сочи? В тройку лидеров мы вряд ли прорвемся. Но четвертое-пятое место будет воспринято как надежда на будущее.

Слушал недавно, как А. Жуков (первый заместитель председателя Госдумы, председатель Олимпийского комитета РФ) и В. Мутко (министр спорта, туризма и молодежной политики), говоря о составе нашей олимпийской сборной, заявляли: в Ванкувере наша сборная была «старенькой», 26-летней, а сейчас команда с перспективой на будущее –

22-летняя. Я тут же задаю вопрос: если сейчас команде в среднем 22 года, то через 4 года, в следующем олимпийском цикле, ей будет, как в Ванкувере, 26 лет? Непонятная «перспективная» логика.

ВОПРОС. Важен ли возраст для решающего результата?

ОТВЕТ. Не всегда. Светлана Журова, которую даже специалисты-тренеры не хотели брать в Турин, чуть ли не сама готовилась к Олимпиаде на свои кровные деньги, по своему графику, по своим планам. И стала звездой, выиграла золотую олимпийскую медаль на дистанции 500 метров. А считалась великовозрастной спортсменкой. Ее потому и не хотели брать тогда в сборную.

ВОПРОС. Что отличает подготовку к Олимпиаде в советское время и сейчас?

ОТВЕТ. Многое, если не все, даже в мелочах. Сейчас меня просто пугает такая вроде бы безделица, как пиарная кампания спортсменов-зимников. Их втискивают в рекламные паузы наряду с прокладками, виагристыми таблетками и жевательной резинкой. По моим многолетним наблюдениям, именно те из наших спортивных корифеев, кто нещадно эксплуатируется в рекламных целях из благих вроде побуждений, чаще всего и проваливаются на Играх.

Мне бы хотелось знать биографии наших олимпийцев, кто в каких соревнованиях будет выступать, какое у них настроение. Рекламные же их мелькания тут и там, не пойми когда не дают такой информации.

А как психология работает? Попадает молодой спортсмен на телевидение – он уже звездочка, второй раз – уже звезда. Ощущать себя звездой, чуть ли не чемпионом, заранее предельно опасно. Они впустую тратят свою невосполнимую энергию загодя. То, что свойственно западному менталитету, губительно для нас.

ВОПРОС. Что можете сказать об отборе спортсменов в Сочи?

ОТВЕТ. Очень мало. Сегодня команды находятся в полной изоляции от общественности. Даже мне, немало сделавшему для спорта, с весомой журналистской аккредитацией, не удается подойти к спортсмену, пообщаться с ним, узнать детали его подготовки. Поэтому приходится опираться на собственные ощущения. Например, никак не могу понять, почему состав сборной утвердили за две недели до Олимпиады. Я в свое время знал за год, что поеду на Олимпийские игры, и спокойно готовился. Знал, что я первый номер, но если со мной что-то случится, получу травму, то на первое место выйдет мой дублер. Определенность давала спокойствие, которое дорого как слагаемое победы. А сейчас буквально накануне Игр спортсмен понимает, что включен в сборную. Представляю, как колотило всех спортсменов от одной только мысли: «включат – не включат», «пройдет – не пройдет».

ВОПРОС. Выплескивались слу­хи, что за место в сборной идет яростная подковерная борьба. Это так?

ОТВЕТ. Всплески такой борьбы отражались в прессе. В частности, то, что происходило между Е. Плющенко и чемпионом России М. Ковтуном, становилось достоянием и нас, простых болельщиков.

Правила, по которым отбираются сегодня спортсмены в олимпийскую сборную, мне кажутся размытыми. Мое мнение, на Олимпиаду должен ехать чемпион России или тот из наших фигуристов, кто показал лучший результат на европейском первенстве. У нас почему-то все решилось на домашнем просмотре. Назвали Плющенко. Но подождите, домашние соревнования – это не одно и тоже. Там, в Сочи, фигурист выходит на раскаленную олимпийским ажиотажем арену. И наконец, не Плющенко чемпион России, а на чемпионате Европы он вообще не выступал. И как же дергали всех, и Плющенко в том числе: то ли дадут ему зеленый свет, то ли переключат на красный, то ли желтый помигает… Принцип отбора без принципов мне абсолютно неясен.

ВОПРОС. Большинство болельщиков будет наблюдать за ходом Олимпиады по телевидению. Хотелось бы видеть качественный показ. Вы как телевизионный работник с 25 летним стажем, освещавший десятка два Олимпиад, знаете, что я имею в виду. Интересовались ли у своих нынешних коллег, как они собираются нам показывать сочинскую Олимпиаду?

ОТВЕТ. Признаюсь, меня настораживает то, что у нас сейчас возобладал в репортажах так называемый губерниев-стайл. Поясню свое выражение. Сейчас один из ведущих – спортивный комментатор на ТВ вездесущий Д. Губерниев. Он как бы задает тон, диктует моду в спортивном телевидении. Но с моей точки зрения, он ведет свои репортажи с каким-то псевдопатриотическим надрывом, до стыдобы… Знаю, что многие из истинных болельщиков выключают звук, когда смотрят биатлон.

Когда гламурные персонажи, тусовочная попса пытаются рядиться в патриотические одежды, это всегда вызывает чувство неловкости. Хотелось бы думать, что я заблуждаюсь и что даже самых оголтелых ёрников проймет на Олимпиаде чувство сопричастности к тем, кто за нас «через не могу» рвется к победе.

Так мне подсказывает мой личный опыт. Я же работал с такими комментаторами, как Вадим Синявский, Николай Озеров, Евгений Майоров, Георгий Ярцев. И даже им в помощь к микрофону часто приглашались великие из великих. Шахматы помогал комментировать Михаил Таль, штангу – Юрий Власов, гимнастику – Борис Шахлин. Приведу пример такого сотрудничества. Я попросил Н. Дымарского пригласить к микрофону на чемпионате Европы по гимнастике, который проходил во Львове, Б. Шахлина. Дымарский начинает словоохотливо вести репортаж, а Шахлин, прерывая его, говорит: «Давайте помолчим. Сейчас выходит к брусьям Сергей Диомидов (наш прославленный гимнаст. – Г.П.), а у него повреждено плечо. Я видел, как врач его заморозил. Вдруг сорвет свою коронную стойку на одной руке…» И в эфире было полторы минуты молчания, но какого! Сколько драматизма было в этой бессловесной паузе и понимания нюансов спорта! Посмотрим, возможно ли такое сегодня.

ВОПРОС. Людей переполняют большие ожидания…

ОТВЕТ. Узнал, что нам в Сочи телевизионщики обещают русифицировать нашу телекартинку. Спрашиваю самого себя: как можно сделать трансляцию из Сочи русской? Мы же оплатили лицензию на право показа у нас в стране Олимпийских игр по телевидению, потратив очень и очень солидные деньги. Значит, мы можем ставить в свой эфир международную телекартинку – предельно объективную и высокопрофессиональную, что, собственно, мы делали всегда, и я не слышал ни одного нарекания ни от кого по сию пору.

ВОПРОС. Если будет твориться нечто сугубо свое, не означает ли это, что международная телекартинка, за которую заплачены бешеные деньги, будет выброшена в корзину? Ради чего такое расточительство?

ОТВЕТ. Наверное, чтоб сделать у себя дома свою Олимпиаду по американским лекалам.

ВОПРОС. Что значит по американским?

ОТВЕТ. В 1996-м в Атланте я посмотрел, как американцы показывают Олимпиаду. Отсмотрел все их трансляции и почувствовал себя человеком, который обожрался, сидя в их фастфуде, телегамбургерами. Глядя Олимпиаду по-американски, ты не увидишь ничего, кроме выступлений американских спортсменов. Пусть их спортсмен на последнем месте, в американском эфире он один из первых.

Если у нас будет такой подход, получится, что в фигурном мужском катании будем смотреть на одного Плющенко. Или хоккей. Как, например, из встречи шведов с канадцами извлечь русскую составляющую? Или транслируется торжественное открытие. Что, нам покажут одного Путина и проход только наших олимпийцев? А как же все остальное – зажжение олимпийского огня, клятва судей, спортсменов, передача флага? Как их-то русифицировать? Думаю, такой формат показа совершенно не в духе нашего менталитета. Буду в Сочи, обязательно посмотрю, что из этого трюка получится.

ВОПРОС. А во что он нам обойдется?

ОТВЕТ. Знаю, что на телевизионную составляющую сочинской Олимпиады отпущены громадные деньжищи. Не исключаю, что под маркой русского телевизионного вещания с нами просто сыграют в наперстки.   

ВОПРОС. Давайте сравним с телепоказом Олимпиады 1980 года.

ОТВЕТ. Я вместе со своими коллегами отвечал за международную, как говорилось выше, картинку. И всю ту Олимпиаду мы показывали только своими советскими творческими бригадами. У нас не было ни одного иностранца.

ВОПРОС. А сейчас?

ОТВЕТ. Сочинскую Олимпиаду будут показывать все, кроме нас. Может быть, одну нашу бригаду к чему-нибудь и подпустят, например к хоккею. А все остальное будут делать иностранцы.   

ВОПРОС. Почему так?

ОТВЕТ. Не ведаю. Может, считают наших малопригодными. Сейчас функционирует олимпийская телекоманда, в которую отбирают лучших профессионалов. Наши не попали. Если Олимпиаду-80 мы сделали блестяще с точки зрения телевидения, не пустив иностранцев, а летняя Олимпиада в три раза больше по объему, чем зимняя, то в Сочи, как ни печально, телекартинку сделают без нас.

ВОПРОС. Что, по-вашему, может ждать Сочи после Олимпиады?

ОТВЕТ. Не раз задумывался: пройдет сочинская Олимпиада, а что потом? Не повесишь же веригами эти все спортивные сооружения на бюджет Сочи. Значит, большую часть из них придется разбирать, перевозить в какое-то другое место.

ВОПРОС. Наш курортный город проиграл или выиграл от Олимпиады?

ОТВЕТ. Он получил электропоезд, спортивную зону, горнолыжную трассу, международный аэропорт. Но сам город… Я был в нем четыре года назад и два года назад. По-моему, старый, если можно так сказать, город, превратился в некое подобие Лас-Вегаса. Просто посидеть, отдохнуть в тишине, как было раньше, в Сочи уже невозможно. Все застроено. Любой клочок побережья превратился в маленький или большой отель. Рядом с гостиницей «Приморская», в нарушение привычного архитектурного ансамбля, выросли бетонные громилы-многоэтажки. Это уже не курорт. В такой город не хочется приезжать на отдых.

Есть фешенебельная спортивная зона. Но на то, чтобы поехать в Сочи как на горнолыжный курорт, у меня лично денег не хватит. Впрочем, как и у подавляющего большинства жителей России. Цены там вровень с Куршевелем.

ВОПРОС. И снова об Олимпиаде. Какой настрой был у спортсменов в советское время и какой сейчас?

ОТВЕТ. Я сегодняшнего спортсмена с трудом могу понять. Настолько изменились ценности, приоритеты, что мы как бы оказываемся по разные стороны баррикад. В мое время не было спортсменов-миллионеров. Сегодня через одного. Но если приедет наша сборная команда по хоккею, то половина ее состава получает, по моим меркам, запредельные гонорары. Я не понимаю, как за футболиста можно заплатить 20 миллионов долларов. Мне кажется, если эти деньги отдать на возрождение наших национальных видов спорта, вложения принесли бы нам бешеный успех. Но мы 20 миллионов долларов тратим на заезжую «звезду». Нобелевский лауреат, изобретение которого преобразовывает мир, на этом фоне получает гроши. Я этого абсолютно не понимаю. Когда наша сборная по хоккею выйдет в финал, скажем, с американцами или с канадцами, я более чем уверен, что там не будет битвы «кость в кость». Потому что у каждого из игроков есть контракт. Их не будут запугивать, только спросят: у тебя когда договорчик-то кончается? Через годик?! Ну-ну! Побереги себя… Это все очень сложные моменты. И как их, сегодняшних, понять? Как оценить, пойдут ли в бой ребята без оглядки, до конца, когда на телеканале устраивают диспут «а нужно ли было защищать блокадный Ленинград?».

Что произошло в Ванкувере? Ведь наши лыжники-биатлонисты стабильно выигрывали на кубках мира, на предварительных соревнованиях. Мы рассчитывали, что и на Олимпиаде они победят. Они же первыми были на предварительных стартах. Потом анализирую: старты эти были денежные – ребята зарабатывали деньги и выложились. Может, деньги эти были меньше призовых, которые они получили бы за олимпийские медали от российского правительства. Однако, как догадываюсь, зарабатывая там по зернышку, они в итоге получают столько, что и олимпийская медаль им уже не нужна. Вот в чем нюансы современного спорта.   

ВОПРОС. Нынешние организаторы считают высокие гонорары и подарки главным стимулом для спортсменов в достижении рекордов…   

ОТВЕТ. Они так думают. Но есть загадочная русская душа. Куда она повернется, неизвестно. Есть ребята, которые могут сказать: да наплевать на эти деньги, хотим добиться золотой медали и все. А будут деньги, не будут – пропади они пропадом… Верю, такие настроения будут. Я еду, чтобы посмотреть и убедиться в лучшем.

ВОПРОС. В каких видах спорта мы можем претендовать на высокий результат, а в чем не блещем?

ОТВЕТ. Есть традиционные виды спорта, которые мы любим. Будем ли мы первыми в кёрлинге, меня не сильно волнует. Этот вид спорта меня не греет. Мне бы хотелось, чтобы мы выиграли в биатлоне, в беге на коньках, в хоккее, в фигурном катании. Эти виды спорта генетически считаются нашими. Для финнов, норвежцев важны победы в лыжах, в биатлоне, хоккее. Для голландцев – коньки. Германия, Австрия, Швейцария, Франция ждут побед в горнолыжных видах спорта. Для американцев, канадцев – хоккей. Каждая страна ждет медалей в тех спортивных дисциплинах, которые считает своими. Хотелось бы наших, исконно русских побед.

Беседовала Галина ПЛАТОВА